Банкиры наносят ответный удар: битва за страховку

На новоселье, которое справляли супруги Вороновы, шампанское лилось рекой. Не один тост прозвучал в честь родителей, которые помогли с первоначальным взносом, банка, выдавшего ипотечный кредит, и риэлтора Нины, которая вела сделку, а теперь, разрумянившись, сидела за праздничным столом… Все трудности, все переживания были позади! Можно было расставлять новую мебель и наконец-то подумать о долгожданном наследнике.

29.05.2018 258
Банкиры наносят ответный удар: битва за страховку

Спустя три месяца в квартире раздался звонок. Ирина сняла трубку и изменилась в лице. Минут пять слушала взволнованный монолог на том конце провода. Затем уронила трубку на рычаг и схватилась за сердце…

— Что такое? — с тревогой спросил муж.

— Илюша, какая-то женщина утверждает, что она законная наследница этой квартиры, и мы не имели права ее покупать, а риэлтор — продавать… На нас подали в суд!

Банкиры наносят ответный удар: битва за страховку

Шокированный Илья, как смог, успокоил жену и ринулся проверять информацию. Увы, звонок не был чьей-то злой шуткой: у квартиры действительно были законные наследники, обойденные в правах. Теперь они требовали выселения «самозванцев» через суд.

Сначала Вороновы решили, что хотя ситуация очень неприятная, но все же это не апокалипсис — ведь они, оформляя кредит, заодно купили страховые полисы на все случаи жизни. В тот числе застраховали и титул, то есть риск утраты права собственности на объект. Как чувствовали…

Страховщики и риэлторы умыли руки

В страховой компании, однако, не выразили готовности сходу «вписаться» за пострадавших заемщиков. Менеджер разъяснил: во-первых, сначала должен состояться суд, и вас должны признать добросовестными приобретателями. Во-вторых, выгодоприобретателем по вашему полису является банк, а значит, не вы, а банковский представитель должен обращаться к нам с требованием выплаты, в связи с наступлением страхового случая. В-третьих, наша компания еще ни разу не выплачивала возмещения в связи с утратой титула, поскольку в ходе разбирательства выяснялось, что случай не является страховым.

При наступлении страхового случая выплату в любом случае не производят сразу. Сперва устанавливаются все обстоятельства дела, в том числе и с помощью суда.

Де-юре страховщики были правы. Вороновы поняли, что даже если страховая премия будет выплачена, это случится не скоро. А пока что им приходилось готовиться к суду и одновременно выплачивать ипотечный кредит за квартиру, которую вот-вот могли отнять.

В риэлторской компании, которая занималась проверкой юридической чистоты квартиры, от упреков заемщиков открестились: «Мы не виноваты, и Нина тоже не виновата. Нас самих ввели в заблуждение. Документы прошли экспертизу. Так что разбирайтесь с продавцом и с банком…»

Несмотря на заверения риэлторов, ни одно агентство по недвижимости не в состоянии найти все концы по сделке, и со 100% вероятностью подтвердить юридическую чистоту квартиры. Покупка на вторичном рынке всегда сопряжена с риском для покупателя.

Без денег, без квартиры, без страховки… но с кредитом

Через месяц состоялся суд. Вороновых признали добросовестными приобретателями (несмотря на то, что риэлтор Нина, которую вызывали свидетельницей, на заседание не явилась). Но решение было принято в пользу законных наследников — сделку признали ничтожной.

«Теперь вы можете сами подать иск против продавца, с требованием о возврате денежных средств, уплаченных по договору купли-продажи», — посоветовал адвокат истцов.

Право покупателей (добросовестных приобретателей) истребовать средства, уплаченные по договору купли-продажи, в случае признания сделки ничтожной, регулируется 167 статьей, п. 2 ГК РФ.

Вороновы подали иск. Но продавец, которого на суде представляло доверенное лицо, лег в больницу, и не было никаких гарантий, что он вообще не ударится в бега. Снова стало ясно, что вернуть свои деньги супруги если и смогут, то очень не скоро. Молодым людям все еще не верилось, что перспектива выселения из квартиры реальна — ведь они ничего не нарушали, заплатили все деньги, все взносы, не просрочили ни одного ипотечного платежа. Тем не менее очень скоро на пороге появились судебные приставы. Выселение состоялось. Ирина с Ильей вернулись к родителям.

Хуже всего было то, что при всех своих потерях они по-прежнему были вынуждены платить кредит: ведь пока суд не разберет спор между банком и страховой компанией, и страховая выплата не покроет задолженность, за все отвечали бедные заемщики… О том, что будет, если страховая компания все-таки откажется платить, не хотелось даже думать.

Даже в случае, когда вас де-факто лишили квартиры и в ситуации судебного разбирательства, необходимо выплачивать кредит сполна и без просрочек. Иначе ваши проблемы могут удвоиться.

Банк спешит на помощь

Помощь пришла, откуда не ждали. После очередной выматывающей нервы встречи в офисе страховой компании, где представители страховщика, банка и несчастные ипотечники пытались придти к досудебному соглашению, банковский юрист — милая женщина лет сорока, представившаяся Еленой Ивановной — пригласила Ирину с Ильей выпить кофе.

— Я вам очень сочувствую, — сказала она за столиком в кофейне. — К сожалению, закон суров: пока страховщики не раскошелятся, с вашим кредитом ничего нельзя поделать, он так и будет висеть на вас. Но мы с вами в одной лодке, поскольку банк заинтересован и в получении страховой премии, и в добросовестных заемщиках. Предлагаю военную хитрость…

Суть предложения заключалась в следующем: в то время, как банк подает иск против страховой компании, подать второй иск от лица страхователей, то есть от самих себя. И с помощью опытного поверенного, которого Елена Ивановна обещала порекомендовать, требовать возмещения в пользу банка, по факту наступления страхового случая по титульному страхованию.

— А что, если суд примет решение не в нашу пользу? — заволновались пострадавшие. — Мы не можем рисковать, мы и так потеряли почти все, что имели…

Елена Ивановна успокоила: если второй иск будет подан, в суд идти, скорее всего, не придется. Главное — предоставить юристам возможность договариваться обо всем самостоятельно.

— Тут прослеживается мошенническая схема реализации квартир с обременениями, — пояснила она. — Это стопроцентный страховой случай. Страховщики — грамотные профессионалы, и знают, когда нужно уступить. Просто нужно немного «нагнать жути» и дать понять, что мы пойдем до конца.

Вместо эпилога

Елена Ивановна оказалась права: юристы сумели договориться без суда. Страховщики «дрогнули», и выплата была произведена. Ипотечный договор был расторгнут. Честные, добросовестные и терпеливые заемщики хотя и получили изрядную дозу стресса, но хотя бы отделались минимумом потерь. Во-первых, поверенный, рекомендованный Еленой Ивановной, оказался профессионалом с железной хваткой, и сумел «выбить» у продавца «нехорошей квартиры» незаконно полученные деньги. Во-вторых, банк перекредитовал супругов Вороновых на льготных условиях, поскольку им все-таки нужно было решить квартирный вопрос. В-третьих, подбором новой квартиры занималось агентство, аккредитованное банком, и на сей раз супруги предпочли новостройку в ближнем Подмосковье: дешевле и рисков меньше…

Анастасия Ивелич, редактор-эксперт