Юридическое ассорти

Использование типовых договоров, утвержденных приказом по банку, преследует цель минимизировать ошибки и неточности, которые могут отрицательно сказаться на деятельности банка. По этой причине в типовых договорах незаполненными остаются только отдельные параметры: наименование контрагента и его реквизиты; характеристики основного обязательства – сумма и срок кредита, процентная ставка, а также обязательств, обеспечивающих погашение кредита; иногда судебные оговорки и некоторые другие моменты.


Юридические случаи


Тем не менее, даже при заполнении незначительного количества полей и  кредит вдруг становится проблемным. Нельзя также упускать из виду и тот факт, что погрешности могут таиться и в основном (типовом) тексте договора. Видимо, по этой причине в одном из банков, в котором в свое время довелось трудиться автору, была принята практика, согласно которой проекты типовых договоров «вычитывали» не только юристы головного банка, но и юристы филиалов.


Некоторые такие оплошности, которые были вскрыты в ходе судебных разбирательств, мы и рассмотрим.


«Детская» ошибка указания срока


Казалось бы, неуместно об этом говорить, поскольку речь пойдет об элементарной ошибке. Тем не менее, иногда банки в нарушение требований статьи 190 ГК РФ указывают, например, в договорах поручительства условие о том, что поручительство действует «до полного исполнения» поручителем обязательств по нему или заемщиком по кредитному договору. Между тем, в названной статье достаточно четко говорится, что установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами, или, на худой конец, указанием на событие, которое должно неизбежно наступить,



Здесь умышленно взято обязательство, связанное с поручительством. Положение о том, что «поручительство действует до полного исполнения поручителем обязательств по нему или заемщиком по кредитному договору», не может считаться условием о сроке, - а значит, вступает в силу норма, предусмотренная статьей 367 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), в соответствии с которой поручительство прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Другими словами, если банк допустит проволочку, то из-за некорректного указания срока обязательства он может лишиться возможности в случае необходимости предъявить свои требования к поручителю со всеми вытекающими из этого последствиями (когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства).


Ситуация, связанная с некорректным указанием срока, на который дано поручительство, усугубляется в том случае, когда кредитный договор предусматривает погашение задолженности по частям – это допускается статьей 311 ГК РФ, – ибо могут возникнуть сложности с привязкой годичного срока, предусмотренного статьей 367 ГК РФ. Это также может негативно сказаться на шансах банка взыскать задолженность.


Супруг(а) контрагента


Иногда банки, перестраховываясь, при заключении обеспечительных договоров (в частности, договора поручительства), требуют нотариального согласия супруга на заключение названных договоров. На самом деле согласно статье 35 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) нотариально удостоверенное согласие другого супруга необходимо получать только для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке.



Таким образом, при заключении договоров поручительства согласие супругов поручителей не требуется, а в случае их несогласия супруги должны принимать надлежащие меры по уведомлению сторон сделки о наличии своего  несогласия и причин такового.



То же самое относится и к оформлению договора залога, если только объектом залога не является недвижимость, и сделка не требует нотариального оформления и (или) регистрации в установленном законом порядке.


Что же касается основного обязательства (по кредитному договору), то, если физическое лицо состоит в браке и берет кредит, другой супруг обычно привлекается в качестве поручителя. В этом случае второй супруг, во-первых, уже не сможет заявить, что он не знал о совершении сделки второй половиной и не давал своего согласия на ее совершение. А во-вторых, если супруги используют договорный режим имущества (то есть заключили брачный контракт, по которому на супруге, который получает кредит, нет никакого имущества, а все имущество принадлежит другому супругу), то, привлекая второго супруга в качестве поручителя, банк укрепляет свою позицию и, следовательно, увеличивает шансы на взыскание просроченной задолженности при условии, что кредит станет проблемным.


Хотя формально статья 46 СК РФ обязывает супруга уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, изменении или расторжении брачного договора (брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению), – при невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора, – все-таки будет лучше, если другой супруг будет «пристегнут» договором поручительства. В этом случае, если не предусмотреть иного, ответственность супругов будет солидарной.


Судебная оговорка


Обычно в каждом договоре есть раздел «Порядок разрешения споров», в котором после дежурной фразы о том, что все споры и разногласия, возникающие между сторонами по настоящему договору или в связи с ним, разрешаются путем переговоров между сторонами, следует судебная оговорка, которая определяет судебный порядок рассмотрения споров. При этом судебная оговорка может быть либо обтекаемой, либо конкретизированной.


Обтекаемая судебная оговорка формулируется приблизительно следующим образом: «В случае невозможности разрешения разногласий путем переговоров они подлежат рассмотрению в судебном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации».


В конкретизированной судебной оговорке кредитные организации обычно стараются установить договорную подсудность, например: «В случае невозможности разрешения разногласий путем переговоров они подлежат рассмотрению в арбитражном суде по месту нахождения банка в соответствии с законодательством Российской Федерации» или «В случае невозможности разрешения разногласий путем переговоров они подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения банка в соответствии с законодательством Российской Федерации».


Однако конкретизация в судебной оговорке – это «палка о двух концах». Почему нехорошо конкретизировать в судебной оговорке договорную подсудность? По ряду причин.



Во-первых, начнем с Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) от 13 сентября 2011 г. № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров». В пункте 7 названного письма вполне определенно говорится, что «условие кредитного договора о том, что споры по иску банка к заемщику-гражданину рассматриваются судом по месту нахождения банка, нарушает законодательство о защите прав потребителей, поэтому банк был правомерно привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ». Другими словами, попытка банка стянуть хотя бы часть одеяла на себя закончилась не просто пустыми хлопотами, но и административной ответственностью. Для читателей, незнакомых с подоплекой дела, вкратце расскажем, из-за чего «разгорелся сыр-бор».


Роспотребнадзор привлек к административной ответственности кредитную организацию за включение в кредитный договор положения о том, что споры по иску банка к заемщику рассматриваются судом по месту нахождения банка, а споры по иску заемщика к банку рассматриваются по выбору заемщика судом по месту его нахождения или пребывания, либо по месту нахождения банка, либо по месту заключения или исполнения кредитного договора.


Банк обратился в суд с тем, чтобы постановление и предписание органа Роспотребнадзора были признаны недействительными. При этом банк указал, что спорное положение кредитного договора не ухудшает правового положения заемщика при предъявлении им требований к банку и не противоречит положениям пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей, поскольку дословно воспроизводит их. Мол, данная статья Закона не определяет подсудности дел по искам организации к потребителю, связанным с нарушением потребителем своих обязанностей по договору. Следовательно, подсудность такого рода споров может быть определена договором.


Однако в удовлетворении заявления было отказано по следующим причинам.



  1. Положения пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей предоставляют потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к контрагенту, в первую очередь исходя из критерия удобства участия самого потребителя в судебном разбирательстве.

  2. При этом законодатель не установил процессуальных правил для рассмотрения споров, в которых потребитель является ответчиком, так как по общему правилу иск предъявляется в суд по месту нахождения ответчика (статья 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим дела с участием потребителей всегда будут рассматриваться в суде по месту жительства потребителя. Суд указал, что данная гарантия, предоставляемая потребителю-гражданину законом, не может быть изменена или отменена договором.


В этих условиях суд счел, что включение спорного положения о подсудности споров в кредитный договор, являющийся типовым, с заранее определенными условиями, ущемляет права потребителя и является административным правонарушением, за совершение которого банк правомерно привлечен к ответственности.


Однако проблема не только в этом. В общем случае в процессе кредитования банкам приходится оформлять целый пакет договоров – это и сам кредитный договор, и договор(ы) о залоге, и договор(ы) поручительства. Как правило, названные договоры являются типовыми, причем конкретный тип договора определяется рядом факторов: целевым назначением кредита и его особенностями (обычный кредит, кредитная линия, овердрафт и проч.), особенностями контрагента банка (юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, физическое лицо-непредприниматель), особенностями залога (недвижимость, транспортные средства, оборудование, товары в обороте, ценные бумаги и т.д.). Может сложиться ситуация, когда в рамках одного кредитного обязательства контрагентами банка по различным договорам могут выступать разные  юридические и физические лица, как предприниматели, так и непредприниматели. Например, если в кредитном договоре заемщиком является юридическое лицо, то в судебной оговорке напрашивается указание арбитражного суда, а не суда общей юрисдикции, поскольку банк тоже является юридическим лицом и отношения между сторонами носят экономический характер.


В то же время представим себе, что поручителями заемщика выступают физические лица-непредприниматели. Из этого следует, что дело по иску банка к физическим лицам – поручителям юридического лица, если до этого дойдет дело, о взыскании кредитной задолженности по обеспеченному ими обязательству подведомственно суду общей  юрисдикции. Более того, судебная практика показывает, что дело по иску банка к нескольким солидарным должникам (поручители, как известно, в общем случае отвечают солидарно с заемщиком), хотя бы один из которых является физическим лицом, подведомственно суду общей юрисдикции. В таком случае указание в кредитном договоре, что спор по нему подведомствен арбитражному суду, будет некорректным.


Такая позиция согласуется с разъяснением, содержащимся в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года, утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2006: договор кредитования, поручителем по которому выступает физическое лицо, не являющееся предпринимателем без образования юридического лица, не связан с осуществлением им предпринимательской или иной экономической деятельности, поэтому требования, вытекающие из указанного договора, подведомственны судам общей юрисдикции.



Если  при рассмотрении дела по иску банка окажется, что поручители - физические лица имеют статус индивидуальных предпринимателей, то само по себе указанное обстоятельство подведомственность спора не изменит.



Необходимо выяснить, дано ли поручительство гражданином как индивидуальным предпринимателем либо как физическим лицом.


В частности, в одном из дел судебная коллегия отменила определение суда о прекращении производства по делу, указав, что в договорах поручительства не содержится сведений, что поручители являются индивидуальными предпринимателями. Следовательно, несмотря на наличие у ответчиков такого статуса, договоры поручительства были заключены с ними не как с индивидуальными предпринимателями, не в связи с их предпринимательской или иной экономической деятельностью, а как с физическими лицами (Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за четвертый квартал 2010 года, определение от 13.08.2009 по делу № 33-8344/2009).


Когда банк предъявляет иск к нескольким ответчикам (заемщику, поручителям) по правилам договорной подсудности соглашение о договорной подсудности должно быть достигнуто со всеми ответчиками. При этом не следует путать подсудность с подведомственностью. Вот конкретный пример.


Банк обратился в суд с иском к обществу и двум гражданам о взыскании задолженности по кредитному договору. В кредитном договоре с обществом содержалось условие, что споры, возникающие из этого договора или в связи с ним, в случае, если стороны не придут к взаимоприемлемому решению, подлежат рассмотрению Арбитражным судом Свердловской области в установленном порядке.



В договорах поручительства с гражданами содержалось условие, что все споры подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения банка.


Определением районного суда исковое заявление банка возвращено заявителю. При вынесении определения суд исходил из того, что поскольку банк находится в другом районе исковое заявление подано с нарушением правил подсудности.


Судебная коллегия с такими выводами не согласилась и указала, что в  кредитном договоре сторонами была определена не подсудность споров, возникающих из этого договора, как это ошибочно счел суд, а подведомственность (исключили компетенцию третейского суда). Каких-либо положений относительно подсудности таких споров кредитный договор не содержит. Следовательно, с одним из ответчиков соглашение относительно подсудности не было достигнуто, в связи с чем, предусмотренное договорами поручительства правило о рассмотрении споров по месту нахождения банка к настоящему иску неприменимо. Поэтому при определении подсудности настоящего спора необходимо руководствоваться правилом, установленным ч. 1 ст. 31 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), согласно которому иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца (Обзор судебной практики, утвержденный на заседании президиума Свердловского областного суда  02 февраля 2011 года, определение от 08.09.2009 по делу № 33-9101/2009, см. также определение от 18.11.2010 по делу № 33-14223/2010).



Необходимо также отметить, что при уступке права требования банком другому лицу договорная подсудность не применяется.



В частности, судебная коллегия отменила определение суда о возвращении искового заявления, указав, что при уступке права требования положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора, новым кредитором не применяются. В таком случае исковое заявление предъявляется им по общим правилам подсудности (там же, определение от 24.08.2010 по делу № 33-10274/2010).


Если же банк предъявляет иски к заемщику и поручителям в разных судах, то необходимо помнить, что оснований для приостановления производства по делу в суде общей юрисдикции до разрешения дела по иску банка к заемщику в арбитражном суде не имеется. Когда же суд общей юрисдикции приостанавливает производство по делу (статья 215 ГПК РФ), он обязан указать, в чем заключается невозможность рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве, в частности, в арбитражном суде. Иначе говоря, для приостановления производства по делу в связи с нахождением в производстве другого суда взаимосвязанного дела суд должен установить объективную невозможность рассмотрения дела, находящегося в производстве, до разрешения другого дела.


Достаточно интересным является вопрос об интерпретации нормы части 1 статьи 30 ГПК РФ об исключительной подсудности. Согласно этой норме, «Иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества».


Соответствующая норма содержится и в части 1 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: «Иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в арбитражный суд по месту нахождения этого имущества».


Одну интерпретацию мы встречаем в Обзоре судебной практики, утвержденном на заседании президиума Свердловского областного суда  02 февраля 2011 года. Согласно этой интерпретации, требование об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не связано с разрешением спора о правах на недвижимое имущество, а поэтому при их предъявлении правила об исключительной подсудности не применяются.   


Когда банк подает иск об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество – здесь имеет место не спор о правах на такое имущество, поскольку такой иск связан с разрешением иной проблемы: кредитной организации необходимо получить удовлетворение (исполнение) из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество. При вынесении решения по такому требованию суд в резолютивной части не разрешает вопрос о правах на имущество (определение от 19.03.2009 по делу № 33-2410/2009).


Между тем, в определении судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 12 мая 2008 года мы встречаем совсем иную интерпретацию нормы об исключительной подсудности: подсудность иска об обращении взыскания на недвижимое имущество должника должна определяться именно по правилам статьи 30 ГПК РФ. Мотивируется подобная интерпретация следующим образом. Согласно статье 30 ГПК РФ иски о правах на жилые помещения предъявляются в суд по месту нахождения этих помещений. Данная норма регламентирует вопросы подсудности споров, связанных с правами на недвижимое имущество. Указанные споры включают в себя не только споры о признании права собственности на недвижимое имущество, но и споры по иным вещным правам на недвижимость.


В определении судебной коллегии рассматривались, в частности, следующие требования банка к ответчику: об определении начальной продажной цены квартиры, об обращении взыскания на предмет ипотеки - квартиру, о взыскании задолженности по кредиту, процентов за пользование кредитом, суммы пеней по кредитному договору, судебных расходов. По большому счету, дело связано с лишением владения жилым помещением, расположенном в Ленинском районе г. Иваново, поэтому дело подлежит рассмотрению судом по месту нахождения недвижимого имущества, а именно Ленинским районным судом г. Иваново.